Новости Елизавета Усманцева - Роман Талан. Взгляд тренера. Написано: 2014-01-27

Пара Елизавета Усманцева – Роман Талан образовалась всего год назад и несмотря на такой короткий срок успела заявить о себе, показав отличный результат в Оберстдорфе и выиграв для парного катания Украины путевку на Олимпийские игры в Сочи-2014. Однако на национальном чемпионате Ukrainian Open, где победителям турнира предоставлялось право участия в Олимпиаде, пара потерпела поражение, оказавшись на третьем месте. Учитывая факт, что у этих спортсменов технически довольно сложный набор элементов, было не понятно, по каким причинам случился проигрыш. Попробовать проанализировать эту ситуацию, а так же поделиться планами пары на будущее нам помогла тренер пары Екатерина Костенко.

– Со дня окончания Открытого Чемпионата Украины в среде украинских любителей фигурного катания не утихают страсти вокруг двух наших пар Юлии Лаврентьевой-Юрия Рудыка и Елизаветы Усманцевой – Романа Талан, пары, которую тренируете вы. И ваша и российская пара по каким-то причинам не присутствовали на церемонии награждения. Почему отсутствовали ваши спортсмены?

- Причина была проста. Мы отпросились у президента Федерации Евгения Ларина. У меня заболела мама и дома оставалась маленькая дочь, так что на тот момент маме мы нужны были гораздо больше. Мы благодарны Евгению за то, что он пошел нам навстречу и за понимание нашей ситуации. Награды нам передали позже в Днепропетровск, мы от них не отказывались.

– Каково ваше видение ситуации, когда ваши спортсмены с технически более сложной программой оказались не на первом и не на втором месте.

- Вы знаете, я бы не поставила тогда своих спортсменов выше российской пары. Несмотря на то, что они ехали с двойным акселем, с двойной подкруткой, а мы с тройным сальховом и тройной подкруткой, россияне проехали чисто. У нас были допущены ошибки и в короткой и в произвольной программе. Чем я довольна, так это тем, что с каждым стартом мы прогрессируем. Пара прокатала программы технически лучше, чем в Оберстдорфе. Если там было касание рукой при выезде с тройного тулупа, здесь в короткой программе был чистый тройной тулуп. Поэтому вопрос, почему так, наверное, нужно задавать судьям. Судьи решили так, мы их решение приняли. После Ukrainian Open я обращалась к специалистам других стран с просьбой дать свои комментарии по поводу прокатов моих спортсменов для того, что бы понимать в правильном ли направлении мы работаем. Комментарии, которые я услышала, говорят о том, что с каждым стартом мы улучшаемся, где-то быстрее, где-то медленнее, иногда хоть по миллиметру, но рост есть.

– Что случилось у ребят с тодесом в произвольной программе на Ukrainian Open? В какой мере стабилен этот элемент у пары?

Тодес у пары нормальный, стабильный. Как объяснила Лиза, лед был довольно мягким, и у нее на заходе на элемент конек врезался в лед глубже, чем она рассчитывала, и исправить это у нее уже не было возможности. Конек просто застрял. Если помните, в тот день было много заливок, из-за чего даже было отложено начало соревнований. Это досадное совпадение, такое бывает. Вытянуть этот элемент у ребят тогда не было возможности. Буквально за две-три недели до старта, Лизе немного подправили коньки, и это тоже сыграло свою роль. Когда ребро конька врезалось в лед больше, чем надо, и Лиза поняла что перестаралась, вложив в движение обычный максимум усилий, она уже свалилась. Были комментарии белорусских спортсменов о том, что на льду было так жарко, что потели руки. Нет, такого не было, температура была комфортной. Я не считаю, что это технический срыв. Мы его даже не разбирали с этой точки зрения.

– В Киеве 24 января состоялись контрольные прокаты, после которых мы слышали мнения о том, что ребята оказались не в форме и вышли катать без настроения. Что скажете по этому поводу как тренер?

- Давайте начнем не с этого. После Ukrainian Open, нашей Федерацией было принято решение, что на Чемпионат Европы и на Олимпиаду едут Юлия Лаврентьева-Юрий Рудык. Еще когда нас отпустили с награждения, мне было сказано, что возможно будет принято решение о замене пары на Чемпионат Мира, поэтому мы изначально настраивались и готовились к нему. Для того, что бы вывести ребят из неудовлетворительного психологического состояния из-за того, что они не будут принимать участие в ЧЕ и ОИ, мы подобрали турнир Mentor Nestle Torun Cup 2014, который прошел 8-12 января в Польше, и готовились к нему. До турнира оставалось буквально две недели, готовились к нему почти без выходных. Отдыхали только 1 января. Несмотря на то, что были проблемы с льдом из-за праздников, мы катались ночью. Документы должны были к нам попасть 3 января, но из-за накладки праздничных дней, документы нам передали только 8 января. Жаль. Жаль, что не попали на эти соревнования, где хотели еще раз убедиться, что движемся в правильном направлении, жаль зря потраченных денег. Но так случилось, надо работать дальше. Когда мы поняли, что не едем, перешли на более спокойный график тренировок. Где-то что-то надо было поменять, что-то подтянуть. Мы начали подготовку к возможному участию в Чемпионате Мира, для того, чтобы не бороться там за выживание, а кататься спокойно со своим набором на тот максимум, который у нас запланирован.

– Было ли у вас время, что бы подготовить ребят к контрольным прокатам?

- Время было только на то, что бы в Днепропетровске сделать прокат для себя, понять в каком состоянии находятся программы пары и есть ли смысл бороться сейчас за замену на Олимпиаду, поскольку уже какое-то время не катали программы целиком, работая над шлифовкой отдельных элементов и фрагментов. Сделали контрольный прокат у себя. Поняли, что готовы. Думаю понятно, что для обеих пар психологически довольно тяжело участвовать во внеплановых прокатах. Одно дело спокойно готовиться на результат, а другое срочно все бросить и ехать в другой город, не зная, как прокаты будут проходить.

– То есть вы находились в состоянии “пожарного режима”?

- По сути да. В среду в Днепропетровске мы прокатали произвольную программу, я осталась довольна ребятами. Позвонила в Киев, что бы узнать подробности о том, к чему нам готовиться. Было три разные версии: будем ехать и короткую и произвольную на одной тренировке подряд, будем ехать только произвольную или утром покажем короткую, а во второй половине дня произвольную.
В четверг, приехав в Киев, мы прошли допинг-контроль. Вечером у нас была тренировка. Перед тренировкой я еще раз пыталась уточнить порядок прокатов. Получила ответ, что на первой тренировке обе пары покажут произвольную программу, а на второй тренировке короткую. Было назначено время – 11:15 утра пятницы. Мы провели тренировку для произвольной программы и утром в день прокатов готовились ее показать. В пятницу утром размялись для произвольной, одели костюмы для произвольной, одели коньки. Потом приехали представители Федерации и решили, что нам нужно катать сначала короткую программу. Я сообщила, что ребята уже в костюмах на произвольную. Не было никакого официального предложения, уведомления о порядке прокатов и исполнения программ. Все поменялось буквально перед выступлением, нам сказали переодеться и ехать короткую программу. И вот это, наверное, был шок для Лизы. То есть за время переодевания костюма нужно было перестроить себя полностью на прокат короткой программы. Эта ситуация показала нам, что психологически для Лизы это оказалось тяжело. Она у нас боец, она может настраиваться, но ей надо время на то, что бы перестроиться, его не было. Роман к таким переменам оказался более устойчив. Нам разрешили тренировку в течение 15 минут, из которых Лиза в течение 10 минут делала заходы и выезды из произвольной программы, не могла переключиться. Что и получилось у нас в короткой программе: заход на подъем лассо Рома делал из короткой, а Лиза делала из произвольной. Для Лизы это была своеобразная шокотерапия. Я не помню моментов, когда бы она на соревнованиях падала с тулупов. Она даже не поняла, что произошло, о чем она мне потом и сказала. Винить ее в этом было бы не правильно. После проката короткой нам было предложено катать произвольную во второй половине дня, если мы хотим ехать на Чемпионат Мира. 24 января моя пара показала наихудший прокат короткой программы, из всех, что они катали.

– Что-то полезное извлекли из этой ситуации?

- Мы получили колоссальный опыт и за это я благодарна тому что такая ситуация сложилась. Всю дорогу обратно в Днепропетровск, которая была довольно тяжелой, нам разбили стекло еще в Киеве, ехали 8 часов, мы общались, разбирая прокаты ребят. Со стороны Ромы с его опытом, ему эти прокаты безумно помогли. До этого мы никогда не катали две программы в один день. Это физически довольно тяжело. Что получилось? На прокате произвольной программы, на тройной подкрутке Лиза ошиблась и ударила Рому по носу на выезде, из-за чего у него открылось кровотечение и остальную часть программы он так катался. Я это увидела уже только на поклоне. А ребята заметили кровь через два-три элемента, поэтому в параллельном вращении уже не сидели положенное количество оборотов, кровь текла уже довольно сильно. И вот это опыт: то, что они не остановились, не испугались, что они доехали, – им прибавило уверенности в том, что они могут, только надо знать заранее к чему тебе готовиться. Этот опыт оказался полезен для ребят, потому что теперь они знают, как они себя ведут в такой «пожарной» ситуации. И для Лизы это был колоссальный опыт, который только добавил ей решимости и желания тренироваться. Ведь даже несмотря на то, что я разрешила Лизе съездить на пару дней домой в Харьков, где Лиза не была уже месяцев семь, они с Ромой решили, что в понедельник уже будут на тренировке. Теперь ребята хотят через пару недель сделать у себя на льду в Днепропетровске такой же контрольный прокат в один день и короткой и произвольной. Снимем прокаты на видео для того что бы пообщаться с техническими специалистами, проанализировать, проверить уровни элементов.

– Как вы считаете, решение могло быть принято без контрольных прокатов?

- Возможно, они и не были нужны, либо их нужно было построить в другом ключе. Поверьте, Юле с Юрой тоже было тяжело кататься. Они только вернулись с Чемпионата Европы. На мой взгляд, все должно было решаться по спортивному принципу – кто выиграл, тот и должен ехать. Это спорт. В спорте выживает сильнейший, то у кого самая большая психологическая и психическая устойчивость, тот и дойдет до победы.
Сейчас мы смотрели Чемпионат Европы в Будапеште для того, что бы понять, кто и чем владеет, кто с каким набором едет. Я знаю чем мы владеем на тренировках, но пара катается всего лишь год, им нужно время для того, что бы довести их умения до того что бы ставить их в программу. Лиза в паре с Кульбачем делала комбинацию три-три, а Роман этой комбинацией не владел, он ее никогда не учил. Когда для соревнований в Люксембурге я предложила делать комбинацию три-два, а после них учить три-три, первая реакция была очень спортивная, и в итоге за месяц Рома освоил эту комбинацию. Так что в Люксембурге ребята уже прыгали комбинацию три-три. Ребята работают, они не могут уйти с тренировки, пока не получится запланированный на сегодня элемент. Так что я уверена, что если будет решение ехать на Чемпионат Мира, пара будет в хорошей форме, учитывая их рвение и работоспособность.

– Сколько времени уделяют ваши спортсмены тренировкам?

- Два часа на льду и два или два с половиной часа ОФП, тренажерный зал, хореография. Конечно, было бы лучше, если бы было больше льда, особенно в начале сезона, когда идет разучивание новых элементов. Например, перед Люксембургом мы учили четверной выброс и он был довольно таки хорош. Возможно, в следующем сезоне ребята будут с четверным выбросом в произвольной программе.

– Раздавалось немало упреков в адрес Ромы и Лизы, когда после проката короткой программы на Ukrainian Open, где они сравнялись по баллам в Юрой и Юлей, у ваших ребят упало настроение, и они не смогли показать свой максимум в произвольной. Что вы на это можете сказать?

- Да, я знаю, что говорили, что ребята завалили произвольную. Я так не считаю, они технически проехали ее лучше, чем в Оберстдорфе. Мы сделали техническую оценку выше, с более сложными элементами. Мы консультировались со специалистами, в частности проверяли заход на подкрутку, потому как хотим вывести ее на четвертый уровень, что нам, кстати, посоветовал Станислав Морозов. Не зависимо от того, поедем ли мы на Чемпионат Мира или не поедем, у пары есть огромное желание кататься и совершенствоваться.

– Скажите, пожалуйста, к следующему сезону вы планируете менять программы?

- Нет, не планируем. Планируем довести элементы до идеала, а в программах, после того как будет идеальное исполнение заходов, поменяем какие-то кусочки на те, что будут смотреться более красиво и зрелищно. Мы сейчас не можем себе позволить уделять много времени шикарным растанцовкам или красивым провозам, когда есть техническая сторона, которую нужно доводить до совершенства. Можно поставить сумасшедшую по красоте программу, но не довести до ума техническую часть и потом, в итоге, срывать ее на соревнованиях. Конечно, я понимаю, что отложенный вопрос с хореографией непременно будет сказываться на компонентах, но у нас на это пока не хватает времени чисто физически. Пока это так.

– В интернет-изданиях промелькнули какие-то сообщения о том, что у ваших ребят проблемы с допинг-контролем. Что можете сказать по этому поводу?

- Это слухи, мы очень серьезно относимся к допинг-контролю, ребята даже Кока-колу и кофе не пьют, что бы не было проблем.

– Катя, скажите, за чей счет тренируется пара?

- Власти Днепропетровска обеспечили нам лед, дали мне возможность растить на этом же льду еще и юниорскую пару и пятерых младших спортсменов. Надо отдать должное и президенту Федерации Евгению Ларину, который вникает в нашу работу, интересуется ходом тренировочного процесса, звонит, что бы узнать о том, в какой ребята находятся форме. Мне кажется, что это как раз тот президент, кто находится на своем месте и у него все получится. Возможно не сразу, потому что необходим опыт и время, но мне кажется, что получится и очень здорово.

– Что бы вы хотели передать поклонникам вашей пары?

- Я очень благодарна всем, кто за нас переживает и в нас верит. Мне хотелось бы сказать, что очень важно поддерживать всех наших спортсменов, не оскорблять их, не обижать. Мне кажется, что Юле с Юрой тоже достаточно тяжело было катать контрольные прокаты. Учитывая, что совсем скоро у них очень ответственный старт, где они будут представлять лицо страны, зная заранее, что судьи их не поставят на высокие места. Мы катались на Олимпиаде и знаем как это, – кататься за последние места. Поэтому хотелось бы пожелать Юле и Юре кататься на Олимпиаде в свое удовольствие, получить удовольствие от того, что они находятся на таком событии. У нас с ребятами нормальные, доброжелательные отношения и мы бы хотели, что бы наши любители поддержали их пару на Олимпийских Играх.

Ольга Сытник.